ПРАВДА ПРО СТАН УКРАЇНСЬКОЇ ФАРМАЦЕВТИЧНОЇ ГАЛУЗІ

На цьому ресурсі ви побачите не тільки професійний огляд преси, правдиве інформування про лікарські засоби, а й реальні дії ФармРади у боротьбі за права фармацевтів та права споживачів: документи, запити до влади, проекти законів; акції, заходи, конференції. Реальні люди, що не пошкодували життя для цієї боротьби.
Ми відкриті для спілкування: ви завжди можете звернутися до нас і поспілкуватися наживо.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
© Остерігайтесь інформаційних підробок.
БУДЬТЕ ОБЕРЕЖНІ! Не станьте жертвами шахраїв! Вимагайте документацію, перевіряйте репутацію!

вівторок, 4 жовтня 2016 р.

Вакцина от коррупции с осложнениями, или Как международные посредники лекарства для Украины закупали


Какова гарантия, что в Украину будут поступать качественные лекарства, не приедут залежалые вакцины или то, что вообще подлежит утилизации?

Инициатором привлечения международных организаций к процессу закупки лекарственных препаратов для Украины был экс-министр здравоохранения Александр Квиташвили. Эти намерения он озвучил буквально на первой пресс-конференции, делая акцент на том, что организация процесса подобным образом эффективно работает во многих странах мира, в первую очередь приведя пример Грузии. И, как показал опыт, является своеобразной вакциной от коррупционных схем, позволяет бесперебойно поставлять препараты по оптимальному соотношению цена/качество. В Украине эксперты тут же быстро подсчитали, что такой шаг позволил бы сэкономить до 40% бюджетных средств (по данным СБУ, именно такой процент госбюджета, выделенного на закупки лекарств, приходился на откаты и коррупционные схемы в Минздраве), а значит, появится возможность обеспечить лечением большее количество украинцев. Казалось бы, волшебный рецепт от коррупции в этом сегменте найден. Это выглядело достойным временным решением до тех пор, пока наша страна создаст свой велосипед (то бишь независимое агентство по закупкам).

Изначально для закупок лекарственных средств в Украине предлагались пять международных организаций, однако партнерами Миздрава были выбраны три. Этот процесс доверили ПРООН, ЮНИСЕФ и Crown Agents (по слухам, британское закупочное агентство рекомендовало руководство сети ЛЖВ и БФ «Пациенты Украины»). В конце 2015 года на счета международных посредников было перечислено 2,2 млрд грн (около 60% всего бюджета, предусмотренного на госзакупки лекарственных средств и медицинских изделий). Если быть более точными, ПРООН получила 620,071 млн грн, с ЮНИСЕФ был подписан контракт на 827 млн грн, сумма договора с Crown Agents составила 750 млн грн. Однако, несмотря на наличие денежных знаков, многолетний опыт, международным организациям не удалось своевременно обеспечить Украину нужным объемом лекарств, а сам процесс то и дело обрастал скандалами.

16 сентября Минздрав гордо отрапортовал, что в Украину поставлено 85% лекарственных средств, закупленных с помощью международных организаций. Для тех, кто не в курсе, это закупки еще прошлого, 2015 года. Из трех международных посредников больше всего проблем возникло у Crown Agents — международной компании, которая сотрудничает с правительствами, международными организациями и компаниями в укреплении систем здравоохранения. В истории агентства более чем 185-летний опыт работы, компания ведет свою деятельность в 100 с лишним странах мира. В Украине британское агентство работает более десяти лет. Среди реализованных проектов Crown Agents в нашей стране, в частности, строительство централизованного хранилища для отработанных источников ионизирующего излучения, проведение аудита процедур государственных закупок ЕБРР, поддержка реформы управления государственными финансами.

Британскому королевскому агентству доверили закупку лекарств по программе детской, взрослой онкологии и онкогематологии. По поводу качества лекарственных препаратов, которые планировала закупать эта организация для украинских детей, у экспертов и пациентских организаций еще весной этого года возникли, мягко говоря, вопросы. Так, препарат «Иматиниб» ранее не использовался в детской онкологии, а «Этопозид Мили», согласно инструкции, не применяется для детей младше двух лет. Информация о том, что индийская фармкомпания Venus Remedies Limited, у которой Crown Agents планировало закупать ряд препаратов по программе детской онкологии, не входит в Ассоциацию индийских фармацевтических компаний, также не могла не вызвать обеспокоенности.

Еще один штрих, который вряд ли добавит очков международникам. Королевское британское агентство предоставляет услуги не бесплатно: компания заработала на украинских закупках свои 5–6%. Наверное, наша страна, как и любой заказчик, может предъявлять свои требования — например, закупать лекарства напрямую у производителей, что позволило бы получить качественные препараты и существенно снизить цены. Наверное, это казалось само собой разумеющимся, поэтому акцент на этом сделан не был. В итоге выяснилось, что Crown Agents закупила большую часть препаратов по программе онкология у наших дилеров. То есть все осталось почти как прежде, только теперь еще и британское агентство получило деньги за свою работу.



Закупка препаратов для онкобольных детей через Crown Agents также показала, что механизм сотрудничества с международными организациями на сегодняшний день не урегулирован и, как ребенок, только начавший ходить, то и дело норовит споткнуться. Так, на протяжении трех месяцев закупочное агентство и поставщик не могли решить вопрос о том, кто должен оплатить растаможку поставленной партии лекарств. Выход из сложившейся ситуации были вынуждены найти 14 сентября, когда возникла реальная угроза, что партия медикаментов на миллионы гривен будет возвращена поставщику, а украинские пациенты останутся без необходимых лекарств. Решение казалось бы невыполнимой задачи — как ввезти в Украину партию лекарств от поставщика «Людмила-Фарм» (ситуация была сложной, так как ни одна из сторон, согласно заключенному договору о поставках, не была обязана платить НДС) — искали в комитете по здравоохранению два дня. Выход нашли: для поставки препаратов в регионы решили сменить госпредприятие, которое займется растаможиванием лекарств. Им стала «Укрвакцина», получившая от Минздрава все необходимые документы. Возникает логичный вопрос: неужели эту проблему нельзя было решить более оперативно и не ждать 90 дней? Да и закупочная компания могла бы активнее искать решение проблемы, а не ограничиваться формальными отписками.

Еще один мегаважный вопрос: какова гарантия того, что в Украину будут поступать качественные лекарства, не приедут залежалые вакцины или то, что вообще подлежит утилизации? Все мы помним загадочную историю с дважды замороженной живой вакциной (ОПВ) от полиомиелита. Правительство Канады выделило 3 млн канадских долларов, на которые ЮНИСЕФ закупил для Украины вакцину против полиомиелита. Экс-министр здравоохранения А. Квиташвили тогда назвал это первым примером мощного сотрудничества Украины и международной организации, которое будет расширяться. Все бы ничего, но многие страны частично отказались от применения живой вакцины, а, например, США и Австралия — полностью. Более того, на одной из сессий ВОЗ и вовсе было утверждено решение о глобальном изъятии вакцины ОПВ в странах, где ее еще используют, в срок до апреля 2016 года. Если глобальное изъятие ОПВ вакцины действительно назначено на весну 2016-го, а срок хранения составляет два года, на что рассчитывали те, кто закупал ее для Украины?

Второй яркий пример такого «мощного сотрудничества» — свежий скандал с китайско-французской вакциной (подробнее читайте в статье «Китайско-французская вакцина: что кололи нашим детям»). Вакцина французского производства пентаксим пришла в Украину с китайскими иероглифами на флаконах. Наверное, чтобы оперативнее решить патовую ситуацию с вакцинами в Украине и удешевить их стоимость, международные организации закупают вакцины, первоначально предназначавшиеся для обслуживания экспортного заказа в Китае. Как в таком случае контролировать, насколько качественны эти вакцины, какой у них срок годности и дозировка?

Активные сторонники передачи госзакупок лекарств международным посредникам часто вместо трезвого взгляда на вещи и поиска урегулирования возникших проблем, дабы не повторять их в будущем, гордо рапортуют о победе, трансформируя ее в сэкономленные средства, а иногда и в таблетки. «Украинцы получат на 80 млн таблеток больше» наверное, должно звучать для читателя убедительнее, чем безликие цифры экономии в миллионы гривен. Однако для тех, кто из-за болезни принимает эти лекарственные препараты, важно не количество, а качество, а для страны в целом — сколько нуждающихся может пройти полноценный курс лечения.

В качестве примера возьмем гепатит С, по темпу распространения которого Украина занимает одно из первых мест в Европе. Эта проблема стала особенно актуальной для нашей страны с началом военных действий. Так, недавнее исследование, проведенное Альянсом общественного здоровья, показало, что после возвращения из зоны АТО уровень инфицированности у военных возрастает более чем в два раза. Так называемого ласкового убийцу можно лечить по-разному. Если по-старинке — пегилированными интерферонами с рибавирином, то терапия будет не только длительной (не менее 48 недель), не всегда давать положительный результат, но и будет сопряжена со множеством побочных эффектов (гриппоподобный синдром, депрессия), выдержать которые не всем под силу. Если лечение прерывается, у таких больных может возникнуть резистентная форма вируса со всеми вытекающими последствиями. Терапия противовирусными препаратами прямого действия, например, софосбувиром, значительно эффективнее (излечиваемость достигает 82–90%), безопаснее и гораздо легче переносится пациентами. Лечение пероральными безинтерфероновыми препаратами не только комфортно для пациента, но и практически не имеет побочных действий, а терапия длится три месяца. Безусловно, большой минус инновационных лекарств — это заоблачная цена. Однако при желании о снижении стоимости с компаниями-разработчиками этих препаратов можно договариваться, пример тому — Грузия, в Украине — Альянс общественного здоровья. Еще один выход из положения — качественные генерические препараты. А пока закупки затягиваются, украинский рынок наводнили фальшивые лекарства от гепатита С.

О том, что экономия государственных средств на международных закупках нередко эфемерна, рассказала главный внештатный инфекционист Минздрава Ольга Голубовская на своей странице в Facebook: «Наконец-то сегодня рабочая группа Минздрава поняла, каким это волшебным способом ПРООН нам «сэкономила» 110 тыс. долл. на закупках препаратов от гепатитов, учитывая то, что регионы получили лекарств (и то не всех) в заметно меньших количествах, чем заказывалось согласно квотам... Никогда не догадаетесь. Оказывается, международная организация подсчитала, что выделенных денег не хватает на заказанные препараты и поэтому... самостоятельно снизила квоту на 22%. Соответственно, регионы и получили меньше препаратов. Это, оказывается, экономия. То есть, к примеру, вас посылают в аптеку со списком жизненно необходимых лекарств для всех членов семьи стоимостью в 1000 гривен, вы покупаете меньшее количество за 800, остальное считаете экономией...». Добавим, что ПРООН также закупила препарат рибавирин по цене, в десятки раз превышающей закупочную цену предыдущих лет. По поводу того, на чем можно сэкономить, организация не посоветовалась с украинскими экспертами, которые хорошо знают, какие риски для пациентов несут подобные «недозакупки».

Напомним, согласно правительственному постановлению, с 2016 года все закупки лекарственных препаратов должны проводиться через международные организации. Вплоть до 31 марта 2019 года, когда Минздрав планирует создать собственное независимое агентство по закупкам. В госбюджете на текущий год на закупки лекарств Минздравом предусмотрено около 4 млрд грн. Все эти средства будут направлены международным организациям. Будут ли учтены все оплошности «первого блина» — вопрос. И. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун так резюмировала ситуацию с закупками: «Мы в Украине пока первый год, мы увидели все проблемы, начали их исправлять. На второй год будет намного лучше, и мы надеемся, что на третий год все будет хорошо».

Исправлять придется немало. В Минздраве соглашаются, что документы по закупкам действительно требуют доработки. Вице-премьер Павел Розенко уточнил, что для обеспечения более прозрачного и качественного доступа лекарств на украинский рынок должны быть внесены изменения в 25 нормативных актов Кабмина и Минздрава. Один красноречивый штрих: говорят, что в соглашениях между Минздравом и международными организациями по поводу закупок лекарств предлагается контактировать... с экс-замминистра здравоохранения Игорем Перегинцем, который уже работает в Копенгагене.

О том, что, например, с закупкой вакцин, скорее всего, и в следующем году будут проблемы, предупреждают пациентские организации. Их нужно заказывать заранее, ведь цикл производства вакцин занимает полтора-два года. Выходом мог бы стать долгосрочный заказ на несколько лет. И опять приводят в пример Грузию, которая в свое время пошла этим путем, избежав подобных проблем.

Наверное, наивно было ожидать, что международный опыт без проблем приживется в украинском черноземе, безболезненно будет внедрен в украинские реалии. Наивно думать, что кто-то придет и сделает все «как надо». И если Украина через три года планирует заняться этим процессом самостоятельно, через собственное агентство закупок, ей все же придется менять систему закупок лекарственных препаратов кардинально. Конечно, если те, от кого это зависит, вспомнят, что закупки страны — лакмусовая бумажка показателя коррупции, а качественные и доступные лекарства — это вопрос национальной безопасности.

Татьяна ДРАГАН

http://racurs.ua/

Немає коментарів: