ПРАВДА ПРО СТАН УКРАЇНСЬКОЇ ФАРМАЦЕВТИЧНОЇ ГАЛУЗІ

На цьому ресурсі ви побачите не тільки професійний огляд преси, правдиве інформування про лікарські засоби, а й реальні дії ФармРади у боротьбі за права фармацевтів та права споживачів: документи, запити до влади, проекти законів; акції, заходи, конференції. Реальні люди, що не пошкодували життя для цієї боротьби.
Ми відкриті для спілкування: ви завжди можете звернутися до нас і поспілкуватися наживо.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
© Остерігайтесь інформаційних підробок.
БУДЬТЕ ОБЕРЕЖНІ! Не станьте жертвами шахраїв! Вимагайте документацію, перевіряйте репутацію!

субота, 2 липня 2016 р.

До свидания, некачественные лекарства? Кто будет решать, чем лечиться украинцам

Очень мало людей, заказывая лекарства в аптеке или смотря на рецепт врача, задумываются о том, что же они покупают.

Да и не должны они этого делать – это работа фармацевтов, а не пациентов. Именно они обязаны сказать, какие лекарства эффективны, а какие являются чисто маркетинговым продуктом разрекламированной вытяжки какого-нибудь слоно-носорога, спасающей от всех болезней.

Такая проблема некачественных либо неэффективных лекарств или же использование слишком дорогих медпрепаратов решается единым государственным перечнем лекарственных средств.

Лекарства, которые не входят в этот перечень, не могут закупаться за средства государственного бюджета, а в некоторых странах врачи не могут их прописывать пациентам, а могут лишь рекомендовать.

Представьте себе, как такие перечни ударили по карманам фармацевтических компаний.

Тут продаешь себе экстракт магической пиявки, которая лечит от всех болезней мира, – и вдруг тебе говорят, что эффективность таких лекарств клинически не доказана и поэтому их назначение может носить только рекомендательный характер.

Всемирная организация здравоохранения создала первый примерный перечень еще в 1977 году.

Он должен был показать, у каких лекарств лучшее соотношение “цена – качество”. Фактически он формировался по трем основным принципам: клиническая доказательная база, наличие препарата в протоколах лечения разных стран и фармакоэкономические критерии, а именно какие лекарства наиболее целесообразно экономически закупать.

Понимая, что даже самые богатые страны мира не могут позволить себе лечить пациентов очень дорогими лекарствами, фармацевты и врачи взялись анализировать, что лучше применять и при каких заболеваниях.

Как это сейчас работает в Украине

Сегодня в Украине существует несколько различных перечней лекарств, которыми пользуются учреждения здравоохранения: Государственный формуляр лекарственных средств, Национальный перечень лекарственных средств и Перечень лекарственных средств, которые могут закупать учреждения здравоохранения за бюджетные средства.

Фактически в один из них попадали все препараты, которые сегодня зарегистрированы в Украине. Даже то, что за границей считалось бы БАДом (биологически активные добавки), в Украине на ура закупают за средства государственного бюджета.

Например, лидером продаж в аптечных сетях является препарат “Актовегин”. Его покупают не только пациенты за собственные средства, но и закупают почти все больницы Украины на миллионы гривен ежегодно.

Однако мало пациентов знает, что это не единственный препарат, у которого нет зарегистрированной химической формулы, ведь фактически основа препарата – вытяжка из бычьей крови, то есть фильтрованная кровь телят. Так же “эффективно” до 30-х годов ХХ века туберкулез лечили собачьим жиром.

На самом деле, из-за обилия перечней и спектра лекарств в Украине профильные больницы, как правило, закупают очень “непрофильные” препараты.

Так, психиатрические больницы при минимальных бюджетах закупают не препараты для лечения психиатрических состояний и заболеваний, а гепатопротекторы или антибиотики. Казалось бы, сначала надо лечить само заболевание, а потом уже все сопутствующие болезни.

В Украине же закупается все, что есть на полках дистрибьюторов. Обычно торговые представители приходят к главному врачу с конкретным перечнем остатков того, что у них на складах, и именно в таком виде сформированного списка заказ попадает в номенклатуру, то есть перечень того, что будет закупаться.

Теперь же, с единственным четким перечнем, впихнуть “нужные” препараты не по основной болезни, дорогие или с недоказанной эффективностью, будет в разы труднее.

Что хотят сделать

Через 40 лет после цивилизованного мира идея создать единый перечень дошла и до Украины.

Теперь и у нас хотят иметь экономически и клинически обоснованный список препаратов, чтобы таким образом, по крайней мере, государственные деньги тратить на то, что наиболее эффективное и экономически целесообразно.

Стоит ли говорить, что конкурс на экспертов, которые будут выбирать этот список, неимоверный, ведь от их решения зависят огромные прибыли фармацевтических компаний в Украине.



В прошлом году, когда возникла идея перевести и взять за основу перечень препаратов Всемирной организации здравоохранения, разразился огромный скандал. Мол, нам надо исключительно свой и международные эксперты нам не указ.

На 12-18 вакантных мест экспертов, которые будут составлять Национальный перечень, претендует 30 кандидатов. Более половины из них, 18 человек, – представители Государственного экспертного центра, то есть государственного учреждения при Министерстве здравоохранения, которое решает, какие препараты можно пускать на украинский рынок, а какие – нет.

Правда, у многих из этих экспертов налицо конфликт интересов, ведь прямо или косвенно они связаны или с фармацевтическими группами, или с аптечным бизнесом.

Так, например, Марина Дудлей, которая пять лет подряд работала заведующей аптеки “Фалби”, и Мирослава Яременко, которая была официальным представителем этой же аптечной сети.

Экс-президент “Фалби” Михаил Пасичник – соратник Петра Багрия, президента “Ассоциации производителей лекарств Украины”.

Именно Багрий во времена руководства министерством Олега Мусия добился назначения Михаила Пасичника главой Государственной службы лекарственных средств. Заместителем Пасичника сразу назначили Елену Алексееву, экс-директора “Ассоциации производителей лекарств Украины”, президентом которой является Петр Багрий.

В эту ассоциацию входит большинство украинских производителей, которые заинтересованы в том, чтобы их препараты оказались в перечне лекарств, которые будет закупать государство, или в том, чтобы налаживать производство того, что туда попадет.

Напомним, упомянутый Петр Багрий является эксклюзивным поставщиком многих препаратов иностранных фармацевтических компаний, которые перепаковываются на его заводе “Люмер-Фарма”.

Заслуживает внимания и другой эксперт – Владислав Онищенко. Как обычно и происходит, после руководящей должности в госорганах Онищенко решил основать свою общественную организацию “Союз потребителей медицинских услуг”.

До этого он был главным инспектором Украины (и. о.) по контролю качества лекарственных средств.

Интересно, что совладельцами его организации выступили люди, тесно связанные с фармацевтическим бизнесом. Так, например, одним из совладельцев является Игорь Вовкодав, который также владеет или связан через родственников с 14 другими фармацевтическими компаниями либо теми, которые предоставляют им услуги.

Вовкодав является руководителем компании “Фарм-рост”, которая предоставляет все возможные услуги по продвижению препаратов на рынке. Поэтому трудно говорить об отсутствии конфликта интересов у Онищенко, бизнес-партнер которого занимается продвижением лекарств.

К тому же, неизвестно, как Онищенко хочет попасть в экспертный комитет, если в документе Министерства здравоохранения четко сказано, что эксперты должны работать в учреждении здравоохранения, или высшем медицинском учебном заведении, либо научно-исследовательском учреждении. То есть, из списка автоматически исключаются представители общественности.

Конфликт интересов есть и у запорожских ученых. Так, в частности, Ольга Гетало забыла указать в своем резюме, что до сих пор остается владельцем и директором ЧП “Вирго”, основным занятием которого является розничная торговля фармацевтическими товарами.

Следует отметить и отдельную группу связанных экспертов из Житомира. Так, например, Сергей Грищук и Валентин Парий представляют одну организацию – БО “Больничная касса Житомирской области”: Парий является председателем правления, а Грищук заместителем исполнительного директора.

Академик Парий имеет и небольшой бизнес вместе с исполнительным директором Больничных касс – ООО “Евро-ВВ”, потому активистов-академиков объединяют не только наука, но и бизнес-интересы.

Есть представители и другой житомирской организации – Ольга Стецюк от ОО “Союз работников фармации», но вряд ли она пройдет, как и Онищенко, поскольку общественность к участию не допускают.

Связаны между собой и эксперты, которые представляют Львовский медицинский университет: Андрей Зименьковский, заведующий кафедрой клинической фармации, фармакотерапии и медицинской стандартизации, сын ректора университета и его подчиненная Ульяна Янишин.

По одному адресу прописки с Зименьковским, который он указал в резюме, проживает человек с такой же фамилией, но другими инициалами – Зименьковский Владимир Олегович. Последний является совладельцем ООО “Научно-практический центр “Лабофарм”.

Сам же заведующий кафедры в свое время был помощником народного депутата Михаила Луковича Сятыни, который имеет фармацевтический бизнес: является совладельцем ООО “Украинский фармацевтический центр”, ООО “Укрфармо”, ООО “С. И. Б. трейд”, а жена вместе со словаками владеет ООО “Транскотракт-медикал Украина”.

Самая главная проблема новосозданного органа, как и всего в нынешней Украине, – это отсутствующий принцип равного представления интересов различных групп. Например, ассоциация национальных производителей может иметь место в составе этой рабочей группы, но оно должно быть уравновешено представителями индийских компаний или компаний – производителей инновационных лекарств.

Представителей лекарственных и пациентских объединений вообще нет, и они, пожалуй, даже не догадываются о создании этой группы.

Практически весь состав Центрального формулярного комитета Министерства здравоохранения, который формирует национальный формуляр, переходит в новый орган, что является прямым конфликтом интересов. Кроме того, чем он будет отличаться от формулярного комитета, вообще непонятно.

Происходит монополизация рынка, ведь одни и те же люди формируют все списки в стране, да еще и отвечают за реализацию их положений.

Так, 6 представителей Центрального формулярного комитета подали документы в Экспертный комитет по формированию перечня. Среди них – Валентин Парий, Татьяна Думенко и Татьяна Ковальчук, Ольга Садовничая, Лариса Яковлева и Елена Матвеева.

Все они, кроме Пария и Яковлевой, являются и работниками Государственного экспертного центра. Возникает вопрос, будет ли расформирован Центральный формулярный комитет, или те люди, которых выберут в экспертный комитет, выйдут из него, или же, как обычно это происходит, одни и те же люди будут занимать места и там и там.

Ведь в существующих формулярах и национальных перечнях есть торговые названия препаратов, закупка которых прямо запрещена национальным законодательством и там бесспорно лидируют национальные производители.

Например, Одесский медуниверситет прямо планирует закупить “Преднизолон” производства компании “Дарница”, а Украинский научно-практический центр эндокринной хирургии, трансплантации эндокринных органов и тканей МЗ Украины – препарат “Лесфаль”, который мало того что безрецептурный препарат (то есть, фактически БАД), так еще и выпускается единственным производителем – компанией «Фармак».

В этот перечень экспертов-монополистов, которые десятилетиями занимаются формированием перечней, можно отнести и кандидата Петра Середу, руководителя Государственного научно-экспертного центра лекарственных средств, который занимался не просто экспертизой, а научной экспертизой с 1999 года, когда МЗ Украины реорганизовало Фармакологический комитет МЗ Украины в государственное предприятие – Государственный научно-экспертный центр лекарственных средств (ГНЭЦЛС) МЗ Украины.

Интересно, что во время конкурсного отбора в требованиях было указано обязательное отсутствие связей экспертов в течение последних четырех лет с фармацевтическими компаниями, о чем можно прочитать в приложении 1. Тем не менее, одна из претенденток – Ореста Спиняжко – еще в прошлом году работала в компании “Актавис”.

Фактически, все, кто хочет формировать “новый перечень”, – или представители старых “экспертных” групп, которые сформировали уже не один перечень в этой стране, или представители определенных бизнес-структур либо фармацевтического лобби.

Вопрос в том, как экспертов будут проверять на наличие интересов, ведь ни один из них официально о нем не заявил.

Александра Устинова, Центр противодействия коррупции

http://news.finance.ua/ru/news/-/379032/do-svidaniya-nekachestvennye-lekarstva-kto-budet-reshat-chem-lechitsya-ukraintsam

Немає коментарів: