ПРАВДА ПРО СТАН УКРАЇНСЬКОЇ ФАРМАЦЕВТИЧНОЇ ГАЛУЗІ

На цьому ресурсі ви побачите не тільки професійний огляд преси, правдиве інформування про лікарські засоби, а й реальні дії ФармРади у боротьбі за права фармацевтів та права споживачів: документи, запити до влади, проекти законів; акції, заходи, конференції. Реальні люди, що не пошкодували життя для цієї боротьби.
Ми відкриті для спілкування: ви завжди можете звернутися до нас і поспілкуватися наживо.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
© Остерігайтесь інформаційних підробок.
БУДЬТЕ ОБЕРЕЖНІ! Не станьте жертвами шахраїв! Вимагайте документацію, перевіряйте репутацію!

вівторок, 2 лютого 2016 р.

Конфликт сторон в николаевской психбольнице


Материал, опубликованный на сайте «Преступности.нет»  - Николаевская областная психбольница: почему конфликтуют медперсонал и главврач – вызвал большой резонанс у наших читателей. И хотя все мы с рождения до смерти очень тесно связаны с медициной, но многие нюансы этой сферы для людей, не связанных с ней профессионально, остаются непонятными, тем более непонятны причины внутренних медицинских конфликтов. А ведь от благополучия в этой сфере общественной деятельности зависит здоровье всей нации. Поэтому конфликты внутри медицинского сообщества вызывают оправданную тревогу в обществе. С целью немного прояснить ситуацию наш корреспондент взял интервью у одного из активистов, борющихся за смену руководства в больнице, врача-психиатра Грасевича Игоря Станиславовича.

- Игорь Станиславович, в противостоянии коллектива Николаевской областной психбольницы №1 с главврачом Виктором Очколясом, последний в одном из интервью назвал Вас «зачинщиком» этого конфликта… 

- Он ошибается, данный конфликт возник не по моей инициативе. Просто коллектив больницы был доведен до такой степени бесправности, унижения и нервозности, а главный врач вел себя как руководитель настолько неадекватно и противоправно, заставляя делать то же самое сотрудников больницы, что молчать было уже нельзя. Я  удивляюсь долготерпению коллектива. Еще 15 лет назад, когда мне пришлось возглавлять профком больницы, вопрос отношений главного врача Виктора Очколяса с коллективом стоял очень остро. Уже тогда действия главврача вызывали, мягко говоря, вопросы. И профком сопротивлялся злоупотреблениям, как мог:  за тот период профком не позволил уволить по статье ни одного сотрудника, отклонялись необоснованные выговоры.

Но в 2001 году, когда в нарушение всех законов (и при полной поддержке и личном участии председателя обкома профсоюза медработников Евгения Заяц) администрацией (не прфкомом!) было  созвано профсоюзное собрание и в профком были введены новые люди, подконтрольные главврачу, последний получил на последующие 14 лет практически неограниченную власть над коллективом, и начал «наводить свой – новый порядок». А результатом этого стала катастрофическая ситуация в больнице, невыносимая до такой степени, что только за последние два года из больницы уволились 40% работников. Все это и побудило оставшихся  ведущих специалистов больницы, рискуя быть уволенными, поднять перед руководством области вопрос о компетентности главного врача на своем посту. Именно приход на руководящие должности в нашем городе и области новых людей,  декларирующих приверженность демократическим ценностям и стремление к реформам, дали надежду коллективу больницы, что некомпетентный волюнтаризм, противоправные деяния, хамство, деспотичное отношение к  людям, непрерывное уничтожение психиатрической службы останутся в прошлом.

Я  не был причастен к возникновению нынешней конфликтной ситуации в больнице, но оставаться в стороне от борьбы за свои права коллектива, в котором я проработал четверть века, не могу. Так же как не могут и многие  другие врачи, которые, как и я,  покинули больницу в прошлые годы, но  пришли на встречу с руководством  Областного управления охраны здоровья 22 декабря 2015 года, чтобы дать понять, что молчать уже никто не будет, и коллектив будет до конца добиваться смены руководства больницы всеми доступными законными средствами и методами.

- Вы сказали, что профсоюзный деятель областного уровня поддержал неправомерное профсоюзное собрание, созванное администрацией? Это напоминает старые добрые советские времена, когда профсоюзы помогали государству держать в узде трудящихся.

- К сожалению, система отношений государства с народом, ничуть не изменилась. Почему такие лица как Очколяс, Заяц столько лет остаются на своих местах? Президенты и правительства меняются, а они остаются? Да потому, что какая бы власть не приходила, они эту власть устраивали, - народ при любой власти надо держать в узде, надо экономить бюджетные средства, проводить непопулярную экономическую политику, реализовывать коррупционные махинации. Вот, например, ранее в поликлинике психбольницы работали 4 детских психиатра, при 5 ставках,   а сейчас один, - неразрабатываемые ставки – это экономия бюджетного фонда заработной платы. И то, что в результате этого страдает качество медицинской помощи, никого не беспокоит. А подношения выше стоящим руководителям и представителям проверяющих и контролирующих органов, за соответствующее «крышевание» и благосклонность? Если б вы знали какое количество проходимцев со статусом государственных служащих всегда «кормилось» на теле медицины, за счет здоровья больных, не получающих помощь необходимого уровня, за счет медработников, работающих за двоих и даже за троих без полагающихся доплат и компенсаций! К сожалению и в нашей больнице такая практика процветала. Неужели  не ясно, что Очколяс, как госслужащий, как представитель государственной власти в больнице, своими действиями эту власть дискредитирует! Почему его терпят, почему не отстранят от выполнения своих обязанностей хотя бы на время проведения полицейского расследования обнаруженных злоупотреблений? Ведь даже после встречи в облздраве репрессии со стороны администрации в отношении неугодных работников продолжаются, выговора сыплются как из рога изобилия, люди увольняются… Эта лояльность к Очколясу со стороны уже новой власти не совсем понятна.
Я еще раз хочу подчеркнуть: коллектив больницы решился добиваться справедливости только в надежде на то, что во власть в области и областной медицины пришли новые люди, не повязанные старыми связями и порочными схемами, готовые на нормальный диалог с людьми, на настоящие реформы в медицине. Во всяком случае, нам хочется в это верить.

- Как я правильно понимаю, существует инициативная группа сотрудников больницы, которая ставит вопрос о новом руководстве больницы. Но как стало известно, собираются подписи под петицией в поддержку нынешнего главного врача. Создается впечатление, что это не конфликт между главврачом и коллективом, а между разными частями коллектива.

- Да, именно так администрация больницы и пытается представить дело. Как мне сообщили, представители администрации ходят по отделениям, обращаются к отдельным сотрудникам с вопросом, поддерживают ли те порядок в больнице и не подпишут ли они бумагу в поддержку главного врача. Каждый, кто знаком с производственными отношениями в медицине, да и не только в медицине, понимает без пояснений,  насколько «добровольны и объективны» данные подписи. Позиция инициативной группы и большинства в коллективе в данном вопросе предельно конкретна, понятна и категорична: проведение тайного общего голосования по  вопросу о недоверии главному врачу; отстранение его от должности, если недоверие будет высказано большинством работников больницы, и временное возложение обязанностей главного врача на начмеда больницы; а затем подготовка и проведение на конкурсной основе выборов нового главного врача при помощи, опять же, тайного всеобщего голосования работников больницы. В данном конкурсе смогут участвовать претенденты, как из числа работников больницы, так и профессионалы из других учреждений. Такой порядок смены руководства больницы абсолютно прозрачен, отвечает всем демократическим принципам, объективно покажет позицию коллектива больницы, а также несостоятельность тех, кто попытается под разными предлогами данный порядок изменить. И еще, самостоятельность трудовых коллективов больниц, и кадровая, и производственная, и финансовая должны стать основой реформ в медицине.


- Игорь Станиславович, Вы упомянули о реформах в области медицины. Не опасно ли проводить реформы в период кризиса, бюджетного дефицита, не развалят ли они до конца еще как-то функционирующую государственную медицину? Не приведет ли это к ухудшения медицинской помощи населению? Как вы представляете себе реформы в период острого экономического кризиса в медицине вообще и в психиатрии в частности? 

- Вы правы, реформирование такой сферы деятельности, как медицина, требует деликатного подхода. Медицина – очень ответственная составляющая общества, от которой зависит здоровье и жизнь практически всего населения. Поэтому основное и категорическое требование к реформам в медицине – это недопустимость при любых изменениях и  реформах снижения имеющегося уровня медицинской помощи для незащищенных слоев общества: инвалидов, пенсионеров, малообеспеченных, а представителей последней категории сейчас у нас в стране большинство. А сутью реформ в медицине должно быть выведение из тени реального финансирования медучреждений за счет небюджетных поступлений. Чтобы ситуация была прозрачной и контролируемой, и чтобы никакие проходимцы не могли на ней обогащаться. Что я имею в виду. Ни для кого не секрет, что в настоящее время полностью бесплатной медицины уже нет, часть расходов (часто очень большую) на лечение население оплачивает само. Но делается это не совсем нормально, когда пациентам предлагают внести благотворительные взносы в фонд больницы, которые очень часто идут не на лечение, а на хозяйственные нужды больницы. Значительно сокращено число бесплатных диагностических процедур, урезано медикаментозное обеспечение операций и т.д. Причем в разных больницах существуют разные расценки на так называемую благотворительную помощь и лечебные процедуры, разные схемы учета и расходования полученных от населения средств. В общем, какая-то полулегальная практика, дающая большие возможности для коррупции. Именно на ликвидацию такой порочной практики и должны быть направлены необходимые изменения.
Во-первых, государство должно определить обязательный перечень медицинской помощи, которую обязуется финансировать из бюджета применительно к определенным категориям пациентов и отдельным медучреждениям.

Во-вторых, государство должно официально разрешить медучреждениям оказывать населению дополнительную платную медицинскую помощь, которую из бюджета не финансирует, и выработать принципы формирования расценок на эту помощь.

В-третьих, предоставить лечебным учреждениям статус самостоятельного субъекта хозяйствования, с которыми государство заключает договоры на оказание медицинской помощи. В таком договоре должны быть прописаны условия бюджетного финансирования лечебного учреждения государством по оказанию бесплатной медицинской помощи, включая стоимость медикаментов, амортизацию оборудования и помещений и, конечно же, фонд заработной платы сотрудников больницы. Со своей стороны коллектив лечебного учреждения обязуется качественно и в полном объеме оказывать медицинскую помощь, на которую государство выделяет средства. Также необходимо нормативными актами определить перечень медицинских услуг, которые государство оплачивать не будет, но которые лечебное учреждение сможет оказывать в виде платных услуг. Будет ли лечебное учреждение оказывать дополнительную платную помощь, решать будет само это лечебное учреждение. Конечно, расценки государственного финансирования лечебных учреждений будет зависеть от профиля и уровня этого учреждения и от контингента больных, которым оказывается помощь.
Все очень конкретно, прозрачно и в целом соответствует идеям и планам реформирования медицины, которые в 2015 году были анонсированы Министерством охраны здоровья Украины. Но еще в 1996 (!) году такие же предложения выработанные сотрудниками нашей больницы были опубликованы в 3-м номере журнала «Вісник Асоціації психіатрів України». И главной идеей наших предложений тогда была подлинная независимость и финансовая самостоятельность трудовых коллективов лечебных учреждений, которые на основании своих уставов становятся полноправными субъектами хозяйственной деятельности, сами решают свои кадровые вопросы, включая выборы руководителей, сами распоряжаются финансовыми средствами, полученными от предоставления дополнительных услуг населению, от спонсорских поступлений и т.д. В функции же государственных органов, - местных управлений охраны здоровья, финансовых служб, отводится главная задача: контроль за выполнением лечебным учреждением договорных обязательств по оказанию медицинской помощи за счет бюджетных средств.
Данные изменения в медицине будут являться истинными реформами, так как по-настоящему изменят производственные отношения, а не просто станут маской формальных перестановок и переименований (как это часто сейчас происходит). Но, главное, они стимулируют заинтересованность в качестве работы у всех сотрудникам лечебного учреждения от главного врача до санитарки, коллектив вынужден в таких условиях стать коллективом единомышленников. Каждый сотрудник будет заинтересован, чтобы рядом с ними работали высококлассные специалисты, чтобы не было недовольных их работой, не было жалоб, противоправных действий, иначе придется из средств коллектива оплачивать штрафы и компенсации, издержки судебных исков. А в результате в выигрыше окажутся наши пациенты, которые смогут создавать наблюдательные советы за контролем качества медицинской помощи, фонды по сбору средств для отдельных категорий больных и так далее. Но первой обязательной ступенью всех этих преобразованиях должна стать независимость медицинских коллективов как субъектов хозяйствования в решении своих кадровых вопросов. В том числе и в выборе руководства.

- Вы считаете, что такие изменения возможны в нашей медицине в обозримом будущем?

 - Я знаю одно: по такому принципу функционирует медицина во всех развитых странах мира, с отдельными местными особенностями, конечно. Поэтому рано или поздно все это будет и в Украине. Если бы, 20 лет назад, когда мы выступали с предложениями по реформированию психиатрической службы, нас  услышали и дали возможность их реализовать хотя бы в качестве эксперимента, то я уверен, что злоупотребления и правонарушения,  которые явились причиной нынешнего конфликта в больнице и пока лишь частично стали предметом обсуждения, были бы просто невозможны.

6 коментарів:

Unknown сказав...

Нет ни какого конфликта в николаевской психбольнице. То, что происходит не конфликт, а естественное отторжение феодальных (без преувеличения) отношений, которые насаждает, такой себе, Виктор Очколяс. И, конечно же, Очколясу В. не место, не только в должности главного врача, но и от медицины отстранить надо. Он для пациентов опасен.

Анна Васильева сказав...

Это экзамен новой власти на способность к реформам. Вообще на способность к реальным действиям. Наблюдаю за конфликтом который месяц, статьи выходят, факты о злоупотреблениях добавляются, но система себя бережет, видимо включился режим самосохранения.

Михаил сказав...

Виктор Каневский
Блеск и нищета советской психиатрии - при известных достижениях участие в карательных акциях против инакомыслящих, сейчас - украинской - в коррупционных схемах. Это при том, что душевное здоровье населения вызывает тревогу. Сейчас существует необходимость в честных, профессиональных специалистах, к которым я отношу В. Грасевича. Верю, что здоровые силы победят.

Лидия белянская сказав...

Этот конфликт затрагивает,в первую очередь,интересы мед.персонала,а не пациентов больницы. Неясно из статьи,как конкретно нужно улучшить качество лечения в больнице,порядок взаимоотношений :персонал - пациент,как сделать так ,чтобы наша больница походила на европейскую. Слишком много политики. Сегодня пациенты заполняют так называемые анонимные анкеты под неусыпным надзором персонала. Все для галочки. Менять надо не главврача ,а принципы медобслуживания в Украине,в особенности,в психиатрии.Самой закрытой и защищенной от контроля.

Михаил сказав...

Ну да, как же, как же... Еще скажите: среда заела.

Лидия белянская сказав...

А что плохого,если главврач выгоняет дряхлую санитарку,за которую работают больные,или врача,ни разу не заглядывавшего в интернет.Или делает внезапных проверку в выходной день в отделении,где медсестры не в состоянии оказать срочную помощь больному?