ПРАВДА ПРО СТАН УКРАЇНСЬКОЇ ФАРМАЦЕВТИЧНОЇ ГАЛУЗІ

На цьому ресурсі ви побачите не тільки професійний огляд преси, правдиве інформування про лікарські засоби, а й реальні дії ФармРади у боротьбі за права фармацевтів та права споживачів: документи, запити до влади, проекти законів; акції, заходи, конференції. Реальні люди, що не пошкодували життя для цієї боротьби.
Ми відкриті для спілкування: ви завжди можете звернутися до нас і поспілкуватися наживо.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
© Остерігайтесь інформаційних підробок.
БУДЬТЕ ОБЕРЕЖНІ! Не станьте жертвами шахраїв! Вимагайте документацію, перевіряйте репутацію!

пʼятниця, 28 листопада 2014 р.

Лекарства не помогли: история одного банкротства


За 10 лет фармдистрибьютор «Альба Украина» увеличил продажи в 20 раз, провел private placement, два раза получил финансирование ЕБРР… и инициировал собственное банкротство. Что пошло не так?

В мае 2014 года крупнейшие в Украине фармацевтические производители и аптечные сети получили письмо от компании «Альба Украина». Третий по величине дистрибьютор сообщал, что приостанавливает отгрузку товара и планирует возобновить работу к 1 июня. «Коллектив надеется на ваше понимание и поддержку и просит не останавливать плановые платежи»,  –  говорилось в документе за подписью директора департамента сбыта.

«Альба Украина» в этом году должна была войти в рейтинг крупнейших компаний страны. В 2013‑м она была на 48-м месте. Но в начале июня предприятие подало заявление о банкротстве. Дело возбудили в августе, и контрагенты начали обивать пороги судов, чтобы хоть как‑то вернуть свои деньги. Forbes разбирался в возможных причинах банкротства «Альбы».

Если вы когда‑нибудь покупали в Украине любые лекарственные препараты, то вполне возможно, что они были поставлены отечественной дистрибьюторской компанией, основанной четырьмя друзьями‑студентами. В начале 1990‑х они оплачивали свою учебу, поставляя лекарства в аптеки в картонных коробках. Дела пошли так успешно, что через два года приятели основали «Альба Украину»  – оптовую дистрибьюторскую компанию». Так начинался раздел «История успеха» о финансировании новых предприятий в Украине в одном из отчетов Европейского банка реконструкции и развития середины нулевых.

Четыре друга  – Владимир Дудка, Владимир Джус, Роман Ефименко и Владимир Чумель  – жили в одной комнате общежития юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Вначале «Альба», которую создали студенты, была одним из сотен мелких поставщиков лекарств в аптеки. После кризиса 1998‑го многие дистрибьюторы перестали существовать, но бизнес четырех несостоявшихся юристов продолжал расти. Они четко распределили роли в управлении компанией: Дудка занимался коммерческими операциями и связями с производителями, Джус  – финансами, Ефименко был операционным менеджером, а Чумель управлял логистикой.

Знаний стало не хватать, и компаньоны вместе поступили в Международный институт менеджмента, где получили образование по специальности «международная экономика». Там они поняли, что без инвестора бизнес развивать будет сложно. В июле 2002 года ЕБРР через Euroventures Ukraine Fund I приобрел 30,4% «Альбы». Как это произошло, выяснить не удалось  – основатели «Альбы» отказались от интервью, сославшись на непубличность; представители ЕБРР тоже ничего не прокомментировали. По данным фонда, в 2001 году фармкомпания занимала 8% рынка дистрибуции с оборотом в $25,5 млн. Считалось, что у «Альбы» хорошие перспективы роста  – у крупнейшего на тот момент игрока было 10%.

Таблетки в аптеки

Фармдистрибуция начала нулевых была низкомаржинальным рынком, и «Альбе» для выживания понадобилась новая инфраструктура. Будучи посредником между производителями и аптеками, компания могла конкурировать только размером наценки и широтой ассортимента. Чтобы хранить как можно больше товара, но сокращать логистические затраты, дистрибьюторы строили сети складов: для получения скидок и бонусов у производителя нужно было много продавать. Ключевым инструментом управления прибыльностью стали товарные кредиты: можно было взять лекарства с отсрочкой выплаты в 45–60 дней, а продать через аптеки быстрее. На деньги Euroventures «Альба» построила современный складской комплекс в Борисполе, региональный склад в Харькове и приобрела современную IT‑платформу управления продажами. «Участие фонда не ограничилось предоставлением средств  – благодаря вхождению руководителя фонда в состав совета директоров, ЕБРР принимает активное участие в управлении компанией»,  – объяснял ЕБРР в отчете 2005 года.



По итогам 2005 года обороты «Альбы» выросли в пять раз  – до $125,9 млн, а доля рынка увеличилась вдвое. С 16% «Альба» стала третьим игроком: лидером по продажам лекарств в аптеки была компания «БаДМ» днепропетровских бизнесменов Александра Дитятковского, Александра Суходольского и Владимира Басса; вторым номером шла «Оптима Фарм» киевского предпринимателя Андрея Губского.

Euroventures посчитал инвестицию успешной, закрыл первый фонд и вышел из «Альбы», продав долю основателям.

На встречу с вице‑президентом инвесткомпании Dragon Capital Андреем Пивоварским владельцы «Альбы» приехали в мае 2006‑го. Они потратились на выкуп акций у Euroventures и искали средства на расширение бизнеса. «Мы предложили им провести private placement и продолжать инвестировать в инфраструктуру,  – вспоминает Пивоварский.  – Конкуренция между первой тройкой становилась все жестче». Работа с ЕБРР ускорила подготовку документов к размещению, так как все необходимые аудиторские проверки уже были проведены. В декабре 2006 года «Альба Украина» провела private placement на Венской фондовой бирже, где привлекла около $21 млн. Но эти деньги позволили к 2008-му нарастить долю компании лишь до 17%.
Рост фармы

Второй финансовый кризис ускорил консолидацию дистрибьюторского сегмента: вначале обанкротилась небольшая компания «Артур‑К», следом  – четвертый дистрибьютор «ВВС-ЛТД» (Forbes рассказывал историю последнего в мае 2012 года). «АВС Логистик Парк», созданная на базе «ВВС‑ЛТД», брала у нас товар с отсрочкой платежа, а на суде оказалось, что на акте сверки стоит подпись несуществующего служащего,  – делится генеральный директор группы фармкомпаний «Лекхим» Татьяна Печаева.  – «Альба» была совершенно другой и продавала наших препаратов больше всех».

В 2010‑м более половины всех лекарств в украинские аптеки поставляла первая тройка дистрибьюторов. По данным Proxima Research, от второго места «Альбу» отделяло всего 3,8 п. п. Владельцы компании снова пришли к Пивоварскому. «У них была хорошая доля рынка и удачный пример развития с Euroventures. Мы начали переговоры с фондами»,  – вспоминает тот.

И вновь откликнулся ЕБРР. В апреле 2011‑го банк предоставил «Альбе» $25 млн, из которых $13 млн пошли в уставной фонд, а $12 млн были кредитом. Новый партнер поставил перед «Альбой» амбициозную задачу: нарастить долю рынка до 20% к концу 2016 года. «В этом секторе ожидается рост на 12% в течение следующих нескольких лет»,  – утверждал Андре Куусвек, директор ЕБРР в Украине в 2008–2013 годах.

Пятую часть рынка «Альба» заняла раньше планируемого срока  – Proxima Research зафиксировала долю компании в 20,6% в 2012‑м. Но до второго места не хватило 2 п. п.

Осенью 2013 года казавшийся налаженным механизм «Альбы» дал сбой. Компания вдруг начала задерживать платежи фармпроизводителям и снизила свою долю рынка сразу на 4,1 п. п. Главные конкуренты продолжали расти. В мае 2014‑го «Альба» приостановила работу, а в июне подала на банкротство. Что же произошло?

Версия первая: могли вывести деньги. После майского письма производители лекарств один за другим стали подавать на «Альбу» в суд. Большинство из них не захотели разговаривать с журналистами до окончания разбирательств. Но реконструировать события можно по нескольким десяткам исковых заявлений. Во многих из них содержатся похожие высказывания: «падение доли рынка «Альбы» свидетельствует о сворачивании деятельности и тяжелом материальном положении». Например, Delta Medical (долг перед ними  – почти 9 млн гривен) указывает, что в февральском прайс‑листе «Альбы» было более 5500 позиций, а через два месяца он сократился до 1500. Фармкомпании «Скай Фарм» (долг – 6,4 млн гривен) стало известно об «увольнении большинства сотрудников и активной распродаже имущества». В июне–июле застать в офисе персонал было уже сложно, а телефоны компании не отвечали. «Альба» предлагала внести оплату за проданный товар в случае, если ей дадут скидку от 50 до 70%»,  – вспоминает старший юрист фирмы Marchenko Danevych Андрей Гук, представляющий интересы нескольких пострадавших компаний. По его словам, некоторые поставщики соглашались и часть долга получали. Это происходило даже тогда, когда счета «Альбы» были арестованы по одному из исков еще до начала процедуры банкротства. «Для больших иностранных фармкомпаний такое предложение неприемлемо,  – объясняет Гук.  – Это слишком большие кредитные ноты и суммы, чтобы их так легко списать в обмен на сомнительную возможность получить хоть что‑то».

Версия вторая: коррупционная. Четыре года назад Дудка пошел в политику – в 2010‑м он стал депутатом Киевского облсовета от «Сильной Украины», а через два года был избран в Верховную Раду и вошел во фракцию Партии регионов. Издание «Наші гроші» посчитало, что за три года «Альба» выиграла государственные тендеры на поставку медпрепаратов на сумму более 500 млн гривен. Журналисты намекали на коррупцию и партийную принадлежность Дудки. Хотя в структуре выручки «Альбы» это была незначительная сумма  – за это время компания продала лекарств на 21,3 млрд гривен. Тем не менее, по словам топ‑менеджера, связанного с крупным фармпроизводством, коррупционный скандал мог повлиять на взаимоотношения «Альбы» и ЕБРР. Собеседник Forbes рассказал, что как раз летом 2013‑го крупного иностранного производителя проверяла американская Комиссия по ценным бумагам и биржам. Она изучала работу этой компании в Украине, включая поставщиков и контрагентов, на соответствие закону «О коррупции за рубежом» (документ называется FCPA и запрещает американским компаниям давать взятки иностранным чиновникам ради государственных контрактов). «Работа «Альбы» вызвала подозрение, и в октябре 2013‑го контракт с ней был разорван,  – отмечает топ‑менеджер.  – Спорить с FCPA никто не будет, потому что можно получить миллиардные штрафы и обвинения в нарушении комплаенса (правил работы на рынке)».

Forbes удалось задать несколько вопросов Дудке в Facebook. Он ответил, что отказ от сотрудничества одного из 300 поставщиков вряд ли мог повлиять на работу «Альбы», а сам он, Дудка, будучи депутатом, четыре года не занимается бизнесом.

ЕБРР ситуацию с «Альбой» пока не комментирует. Банк отрицает все обвинения, передал это дело в специальный отдел реструктуризации и до окончания расследования молчит.

Версия третья: экономическая. «Нет никаких детективных причин, основатели не «взяли и свалили», и ЕБРР не выходил из компании,  – заверил Дудка в Facebook.  – Первая причина: была крайне жесткая конкуренция и, соответственно, низкая прибыльность. Вторая  – валютные риски, реализация которых каждый раз съедала прибыль за несколько лет».

Чтобы догнать второго игрока, «Альба» в 2011‑м поменяла концепцию развития. «Компания стала предлагать аптечной рознице лучшие условия за счет снижения рентабельности, увеличения закупок лекарств и жесткого управления отсрочками платежей»,  – рассказывает Пивоварский. Увеличивать кредитную нагрузку «Альба» не могла  – ЕБРР строго контролировал соотношение долга и EBITDA. Новой была и логистическая цепочка. Многие фармдистрибьюторы обычно строили собственный большой склад, где лекарства фасовались и отправлялись на меньшие региональные склады‑хабы, откуда препараты доставлялись в аптеки. У «Оптимы» такой склад был в Киеве, а у «БаДМа»  – в Днепропетровске. «Альба» решила, кроме комплекса в Киевской области, построить полноценные склады в Днепропетровске и Одессе, реконструировать  – во Львове и Харькове. Но построить удалось только один: в апреле 2013 года открылся склад в Днепропетровске.

«Этот рынок низкомаржинальный, и «Альбе» пришлось резко наращивать денежный поток,  – рассуждает основатель дистрибьюторской компании «Фра‑М» Сергей Ходос.  – Менеджмент не справился с задачей быстрого роста и не смог эффективно оценить риски».

2013‑й для «Альбы» был весьма непростым. Компания не получила увеличение уставного капитала от ЕБРР еще на $2 млн. Обанкротились ее клиенты  – аптечные сети «Фалби» и «Эдельвейс». «На ухудшение финансового состояния также могло повлиять усиление давления со стороны СБУ и Миндоходов и сборов, которые ужесточили контроль за импортом лекарственных средств»,  – отмечает управляющий партнер аудиторской компании Kreston GCG Сергей Атамась. В октябре эти ведомства задержали на таможне грузы трех крупнейших посредников. По итогам 2013 года «Альба» была должна почти 1,4 млрд гривен поставщикам и 384 млн гривен  – банкам. «Девальвация гривны создала большой кассовый разрыв, а поставщики отказались брать на себя этот риск,  – говорит Пивоварский.  – 80% выручки формируется за счет иностранных лекарств, но они продаются за гривны».

В финансовом отчете «Альбы» можно увидеть, что компания пыталась перекредитоваться, хотя названия банков не указаны. В ноябре–декабре 2013‑го она взяла двухмесячный кредит более чем на $3 млн. Но вопросы вызывает другой: 6 ноября «Альба» получила долгосрочный заем в 200 млн гривен со сроком погашения через пять лет. Возможно, его пустили на расчеты с украинскими производителями. По словам Печаевой, в середине февраля в «Альбе» появился кризис‑менеджер от ЕБРР  – Брайан Даблин. Он составил график погашения задолженности. «Мы сократили объемы поставок, договорились вернуть имеющиеся остатки со склада и до апреля еще получали деньги»,  – рассказывает гендиректор «Лекхима». Потом Даблин уехал  – и платежи прекратились. «Альба» осталась должна «Лекхиму» более 6 млн гривен. По словам директора компании‑производителя «Фитофарм» Аллы Олейник, им удалось «разойтись в последний момент по нулям», часть долга «Альба» оплатила, часть вернула товаром. Некоторые западные производители договорились, что аптеки заплатят им напрямую за поставленные через «Альбу» препараты. Но большинство поставщиков до сих пор разбираются в судах.

Заседание по делу о банкротстве «Альбы» было запланировано на 19 ноября*. Тогда предполагалось, что станет известен реестр кредиторов, их юристы смогут познакомиться с материалами дела, самостоятельно оценить состояние активов «Альбы» и увидеть документы, которые стали основанием для открытия производства по банкротству. Непонятно, кому достанутся склады «Альбы»  – пока это единственные активы, которые могут быть проданы для расчета с кредиторами. «Возможно, будет еще одна волна апелляций на определение суда о начале процедуры банкротства, так как там есть много вопросов»,  – предполагает Гук.

Процедура возврата долгов может затянуться. Например, проблемы с поставщиками у дистрибьютора «ВВС‑ЛТД» начались еще в 2010 году, а официально компанию признали банкротом лишь в апреле 2013‑го. Но миллиард гривен пострадавшие так и не получили. «Сейчас перераспределяются каналы дистрибуции, подрастут доли «БаДМа», «Оптимы», «Венты»,  – говорит Олейник из компании «Фитофарм».  – Но ниша «Альбы» пока полностью так и не занята».
* По словам Андрея Гука, заседание 19 ноября, на котором суд должен был утвердить реестр требований кредиторов, фактически не состоялось. «По нашей информации, дело о банкротстве «Альбы» было снято с рассмотрения и передано в Высший хозяйственный суд Украины, – объясняет он. – В связи с тем, что определение Хозяйственного суда Киевской области об открытии производства в деле о банкротстве обжаловано в кассационном порядке на предмет его законности».

Нина Мищенко

http://forbes.ua/magazine/forbes/1382270-lekarstva-ne-pomogli-istoriya-odnogo-bankrotstva

Немає коментарів: